Четверг, 29.06.2017, 17:14

Школа идей.Игра и Творчество

Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
Категории раздела
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

Наталия Ключ. Часть первая: Тропинки по картинке или Иван Царевич и приемы устранения противоречий.

автор - ©Наталия Ключ

В этой статье – две части.

Первая часть – описание личного впечатления от работы по методике Ингриды Мурашковской «Картинки без запинки». И неожиданном результате, который эта работа вызвала.

Вторая часть – описание задачи, которую удалось сформулировать в результате этой работы (см. 1 часть) и варианты решения, которые были найдены с помощью таблицы приемов устранения технических противоречий. Вторая часть здесь.

Первая часть. Тропинки по картинке.

     В некотором царстве, в некотором государстве, записалась я на учебный курс  в Школе Талантливого Мышления, к замечательному педагогу с огромным ТРИЗовским стажем,  Валентины Ивановны Бояркиной, (которая и вдохновила меня на этот текст одним из домашних заданий). С ее подачи  я  с удовольствием поработала по методике «Картинки без запинки» Ингриды Мурашковской.

     Методика предназначена для составления рассказа по картине для детей, начиная с дошкольного возраста и старше. Но она хороша и для взрослых. Особенно интересно пересматривать Мастеров, работы которых вы давно не пересматривали. Алгоритм анализа картины заставляет вглядеться в подробности, обнаружить детали, которых вы раньше не замечали, и переосмыслить с детства знакомые картины сквозь призму нового жизненного опыта.

    Подробно о методике можно прочесть, пройдя по ссылке (см. выше), здесь кратко приведу пункты анализа «картинки» (что бы вы ни взяли в качестве таковой):

  1. Состав картинки
  2. Связи и взаимодействия между объектами
  3. Характеристики объектов и действий
  4. Копилка образных характеристик
  5. События предшествующие и последующие
  6. Разные точки зрения

    Для второй части подробности понадобятся, поэтому приведу – немного сократив для удобства чтения - мой анализ картины по алгоритму. Итак, Виктор Михайлович Васнецов, «Иван-царевич на Сером Волке». В детстве я любила разглядывать ее репродукцию в книге, и эмоций она вызывала много, но давно я ее не рассматривала, и приступила с энтузиазмом.

Состав картинки: Елена Прекрасная, Иван-царевич, волк, темный лес, цветущая яблоня, заросший пруд.

Связи и взаимодействия между объектами:  волк несет двоих, но ни не держатся за него, а он не чувствует их тяжести – все летят? И, судя по мечу на отлете – скорость большая! (Представляете, никогда раньше не задумывалась, что волк летит. А ведь в сказке это есть…)

    Елена лежит на плече у Ивана, но ему не рада и ему не верит, погружена в себя – он ей не понравился? (Ничего себе – это же сказочные герои, у них же должна быть сказочная любовь!)

    Иван держит красавицу в объятиях, но не весел, прикрывает ее рукой, смотрит назад и вверх – боится погони по небу? (Ого! Кто это за ним по небу гонится? Мурашки по коже!)

Коряги  перегораживают путь, но не сотрясаются – расступились?

Пруд широк, но вода без движения – волк воды не касался! Точно летит.

Характеристики объектов и действий: Иван встревоженный, богато одетый, огромные черные глаза, очень юный абрис лица. Юный барчук, неженка. Елена - девочка в беспросветной грусти - поза, как у человека, который смирился или сдался:  руки безвольно упали, без сил опирается на плечо царевича. Она вся в подробных украшениях и на подоле платья фантастический цвет лунного камня... Волк усталый, напряженный и раздраженный, и очень крупный, и глаз  и взгляд у него совершенно человечий. Он летит над прудом, не касаясь его – задних ног не видно из-за сплетений веток, но вода  длится и длится далеко за пределы возможного прыжка. Ель замшелая, а коряга в левом углу цветет совершенно безмятежно и цветы как у сакуры, пруд весь зарос и во тьме леса, но на воде белые лилии. И очень странное освещение – под мрачным пологом елового леса такой направленный на лица солнечный луч. Похоже, вырвались, но еще не осознали?

Копилка образных характеристик: таинственный мрак еловой чащи,  тревожные запахи мха и сырости, гниющего дерева, гниющей воды, вдруг – облаком – слабый аромат цветущей яблони  – мираж? Воспоминание? Особенная звенящая тишина напряженного ожидания временами пересекается странными звуками – треск или хрип? Птичий крик или стон? Прерывистое хриплое дыхание волка, запах мокрой шерсти. Ритмичный звон украшений девушки и металлического убранства юноши. Елена тяжело, но еле слышно вздыхает, а Иван-Царевич дыхание затаил – прислушивается. Неясный шум погони?  И – граница тепла, света и запахов цветущего открытого места, которую они вот-вот пересекут. Волк бежит, но поступи не слышно, бежит по воздуху – только свист ветра в ушах.

События предшествующие и последующие:  известны нам по сказке. Елена только что украдена из-под всевидящего ока царственного отца и цепких рук мамок-нянек  (Росла без матери?).  После будут череда обманов разных царей с целью сохранить украденное, убийство царевича,  оживление, смерть братьев от зубов волка, возвращение, свадьба. С точки зрения обыденной жизни – история  очень криминальная… Понятно, почему они все как не в себе. Все плохо и хорошо будет не скоро.

Разные точки зрения: Сакура радостно цветет, не боясь, что с стремительно проносящиеся мимо персонажи отрясут ее цветы. (Оказывается, Васнецов этой яблоней напоминает нам о той, волшебной яблоне с золотыми яблоками, с которой начинается сказка!)

    Лилии погружены в себя, медитируют, напоминая царству мрака о Белом Свете  слабым сиянием на черной мертвой воде. Волк злится – «Я же предупреждал!!!» Его раздражает инфантильность, жадность и неловкость царевича, но волшебный долг есть волшебный долг. Царевич в облаке сложнейших чувств -  ситуацию почти не контролирует – у него и меч не настоящий, ювелирное украшение…  Защищает девушку, скорее, как игрушку от братьев, а не как воин от погони. Но – впервые – он отвечает за жизнь живого существа! Вот он - этот совершенно мужской взрослый жест защиты (левая рука) – герой наконец-то оставил позади инфантильность безответственной юности и прошел инициацию.  Елена – в стрессовом торможении, беспомощная жертва обстоятельств. Раньше подчинялась мамкам-нянькам, сейчас – сама не знает кому, ничего не решает, вынуждена смиряться с ситуацией, чувствует приближение беды… Ее инициация  - момент, когда женское начало просыпается, начинает влиять и творить -  далеко впереди… Эта сказка не о ней, о нем.

    Удивительно, как художник смог все это выложить на холст, такие глубокие вещи? Кто ему позировал? Где он увидел эти взгляды, эти жесты, это напряжение? Часто ли сам оказывался в такой жизненной ситуации неясности и опасности? Логически просчитывал или интуитивно ощущал скрытый сакральный слой сказания?

    И  здесь, на этом месте, после погружения в жизнь картины, после попытки проникнуть в замысел автора, ко мне пришло понимание противоречия, которое решил Васнецов, создавая эту картину.

Как описать неописуемое? Реалистично отобразить нереальное? Документировать волшебное?

    Небольшое отступление: сказка  - не реальная история. Ее персонажи – не настоящие  люди. Они – многослойные конструкции смыслов.

    На картинке мы видим волка с зубами, хвостом и шерстью. Но в сюжете сказки волк проявляет себя как существо, в котором смешаны и звериные повадки, и человеческая речь и эмоции, и волшебные способности. Мы можем пройти глубже, на новый уровень сказочной реальности, а там каждый персонаж сказки трактуется как «субличность». Цитата: «Субличности – это психологические образования, подобные живым существам, сосуществующим в общем пространстве нашей личности. Каждая субличность ведет собственный стиль жизни и имеет свои собственные движущие мотивы, зачастую отличные от стиля жизни и мотивов других субличностей...» Пьеро Феруччи, психиатр. В данном случае Волк - олицетворение интуитивной мудрости, основанной на здоровых инстинктах. Основной сюжет сказки о том, что в кризисные моменты человеку приходится отступаться от власти интеллекта, расчета и исчерпавших себя парадигм, и доверяться внутренней природе, и о том, как развивается во времени этот сложный внутренний процесс. Если спустимся еще глубже, обнаружим в образе волшебного зверя архетип, "совокупность смыслов коллективного бессознательного" целого этноса, который сотворил эту сказку, родив множество ее вариантов и просеяв ее сквозь сито поколений рассказчиков…  Есть и другие уровни и смыслы, погружаться в которые здесь нет возможности.  

    Если я, иллюстрируя сказку, возьму для этого фотографию реального волка – то я как бы «отрезаю» от персонажа все остальное смысловое богатство, в нем существующее, которое составляет жизнь сказки, самое важное, что передает сказка от поколений живших - поколениям грядущим.

    Вот и встает перед иллюстратором сказки  оксюморонская задача:  как выразить  невыразимое, материализовать вымышленное, обобщенное - изобразить конкретно?

    По сути это одна из фундаментальных задач искусства, и поколения мастеров выработали множество  решений разного уровня. (Навскидку: подтаявшее время Сальвадора Дали, персонажи Магритта, уходящие с картин вместе с куском холста и оставляющие в просвете небо, Гонсалес с его мирами-трансформациями, в которых образы лепят себя друг из друга).

Как решил задачу Васнецов?

    Он выбрал сложный путь – путь реалистичного изображения воображаемого, сказочного. Документальный портрет с натуры несуществующих персонажей в несуществующем пейзаже.  И здесь возникли подзадачи…

    К сожалению, я не нашла материалов или воспоминаний о том, как именно он задумывал и развивал этот сюжет, но виденные  мной источники сходятся на том, что именно эта тема – впечатляющее реальное отображение эпического мира русского фольклора, восстановление «Сказочной Руси», занимало ум и сердце художника на зрелом этапе его творчества. Художественные средства, с помощью которых Васнецов смог решить эту задачу, известны и описаны знатоками. Напомню о тех, что были рассмотрены  в первой части: летящий-«нелетящий» волк, впечатляющие контрасты света и мрака, замшелого и цветущего, сдавшегося и защищающего. Декоративность и театральность костюмов, «человеческое лицо» волка, взгляд царевича «в небо», когда он вслушивается в шум погони, особенности композиции и многое другое. Художник сам поставил себе могучую задачу и решил ее фундаментально и талантливо, используя сильные решения разных уровней, сумел вложить свое сердце и понимание сути фольклорного произведения, его тайны и живой силы.

    Если после прочтения этой части вы захотите открыть книжку с репродукциями, сесть на диванчик, свернуть в трубочку листок и посмотреть на знакомые картины свежим взглядом – я буду рада. Надеюсь, что вы тоже сможете открыть для себя новые грани, новые краски, новые смыслы…

Вторая часть статьи здесь:

 

 

Категория: Мои статьи | Добавил: Natalik (07.03.2015)
Просмотров: 375 | Теги: ТРИЗ, картинки без запинки, РТВ, творчество | Рейтинг: 0.0/0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]